0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ядерный двигатель для самолета принцип работы

Как работает реактивный двигатель самолета

Путешествуя на самолетах, вы задумывались когда-нибудь о том, как работает двигатель реактивного самолета? О реактивной тяге, которая приводит его в действие, знали еще в Античные времена. Применить же ее на практике смогли только в начале прошлого века, в результате гонки вооружений между Англией и Германией.

Принцип работы двигателя реактивного самолета довольно прост, но имеет некоторые нюансы, которые строго соблюдаются при их производстве. Чтобы самолет смог надежно держаться в воздухе, они должны работать идеально. Ведь от этого зависят жизни и безопасность всех, кто находится на борту самолета.

Верхом на реакторе: как в СССР разрабатывали атомный самолет

Появление атомной бомбы породило у обладателей этого чудо-оружия искушение выиграть войну всего несколькими точными ударами по промышленным центрам противника. Останавливало их только то, что эти центры располагались, как правило, в глубоком и хорошо защищенном тылу. Все послевоенные силы сосредоточились как раз на надежных средствах доставки «спецгруза». Выбор оказался невелик — баллистические и крылатые ракеты и сверхдальняя стратегическая авиация. В конце 40-х весь мир склонился к бомбардировщикам: на развитие дальней авиации были выделены такие гигантские средства, что последующее десятилетие стало «золотым» для развития авиации. За короткое время в мире появилось множество самых фантастических проектов и летательных аппаратов. Даже обескровленная войной Великобритания блеснула великолепными стратегическими бомбардировщиками Valient и Vulcan. Но самыми невероятными проектами были стратегические сверхзвуковые бомбардировщики с атомными силовыми установками. Даже спустя полстолетия они завораживают своей смелостью и безумием.

Атомный след

В 1952 году в США взлетает легендарный B-52, через год — первый в мире сверхзвуковой тактический бомбардировщик A-5 Vigilante, а еще через три — сверхзвуковой стратегический XB-58 Hustler. СССР не отставал: одновременно с B-52 в воздух поднимается стратегический межконтинентальный бомбардировщик Ту-95, а 9 июля 1961 года весь мир шокирует показанный на авиапараде в Тушино гигантский сверхзвуковой бомбардировщик М-50, который, промчавшись над трибунами, сделал горку и растворился в небе. Мало кто догадывался, что это был последний полет супербомбардировщика.

Дело в том, что радиус полета построенного экземпляра не превышал 4000 км. И если для США, окруживших СССР военными базами, этого было достаточно, то для достижения американской территории с советских аэродромов требовалась дальность не менее 16 тыс. км. Расчеты показывали, что даже при двух заправках топливом дальность М-50 со «спецгрузом» массой 5 т не превышала 14 тыс. км. При этом такой полет требовал целое озеро топлива (500 т) для бомбардировщика и топливозаправщиков. Для поражения же удаленных целей на территории США и свободного выбора трассы полета для обхода районов ПВО требовалась дальность в 25 тыс. км. Обеспечить ее на сверхзвуковом полете могли только самолеты с ядерными силовыми установками.

Подобный проект только сейчас кажется диким. В начале 50-х он казался не более экстравагантным, чем размещение реакторов на подводных лодках: и то и другое давало практически неограниченный радиус действия. Вполне обычным постановлением Совета Министров СССР от 1955 года ОКБ Туполева было предписано создать на базе бомбардировщика Ту-95 летающую атомную лабораторию, а ОКБ Мясищева — выполнить проект сверхзвукового бомбардировщика «со специальными двигателями главного конструктора Архипа Люльки».

Специальные двигатели

Турбореактивный двигатель с атомным реактором (ТРДА) по конструкции очень сильно напоминает обычный турбореактивный двигатель (ТРД). Только если в ТРД тяга создается расширяющимися при сгорании керосина раскаленными газами, то в ТРДА воздух нагревается, проходя через реактор.

Активная зона авиационного атомного реактора на тепловых нейтронах набиралась из керамических тепловыделяющих элементов, в которых имелись продольные шестигранные каналы для прохода нагреваемого воздуха. Расчетная тяга разрабатываемого двигателя должна была составить 22,5 т. Рассматривалось два варианта компоновки ТРДА — «коромысло», при котором вал компрессора располагался вне реактора, и «соосный», где вал проходил по оси реактора. В первом варианте вал работал в щадящем режиме, во втором требовались специальные высокопрочные материалы. Но соосный вариант обеспечивал меньшие размеры двигателя. Поэтому одновременно прорабатывались варианты с обеими двигательными установками.

Первым в СССР самолетом с атомным двигателем должен был стать бомбардировщик М-60, разрабатываемый на основе существующего М-50. При условии создания двигателя с компактным керамическим реактором, разрабатываемый самолет должен был иметь дальность полета не менее 25 тыс. км при крейсерской скорости 3000−3200 км/ч и высоте полета порядка 18−20 км. Взлетная масса супербомбардировщика должна была превысить 250 т.

Летающий Чернобыль

При взгляде на эскизы и макеты всех атомных самолетов Мясищева сразу бросается в глаза отсутствие традиционной кабины экипажа: она неспособна защитить летчиков от радиационного излучения. Поэтому экипаж ядерного самолета должен был располагаться в герметичной многослойной капсуле (преимущественно, свинцовой), масса которой вместе с системой жизнеобеспечения составляла до 25% массы самолета — более 60 т! Радиоактивность внешнего воздуха (ведь он проходил через реактор) исключала возможность использования его для дыхания, поэтому для наддува кабины использовалась кислородноазотная смесь в пропорции 1:1, получаемая в специальных газификаторах путем испарения жидких газов. Аналогично противорадиационным системам, применяемым на танках, в кабине поддерживалось избыточное давление, исключающее попадание внутрь атмосферного воздуха.

Отсутствие визуального обзора должно было компенсироваться оптическим перископом, телевизионным и радиолокационными экранами.

Катапультная установка состояла из кресла и защитного контейнера, ограждающего экипаж не только от сверхзвукового воздушного потока, но и от мощного радиационного излучения двигателя. Задняя стенка имела 5-сантиметровое свинцовое покрытие.

Понятно, что поднять в воздух, а тем более посадить 250-тонную машину, прильнув к окуляру перископа, было практически невозможно, поэтому бомбардировщик оборудовался полностью автоматической системой самолетовождения, которая обеспечивала автономный взлет, набор высоты, заход и наведение на цель, возвращение и посадку. (Все это в 50-х годах — за 30 лет до автономного полета «Бурана»!)

Читать еще:  Электрогенераторы из асинхронных двигателей своими руками

После того как выяснилось, что самолет сможет решать практически все задачи сам, появилась логическая идея сделать беспилотный вариант — легче как раз на те самые 60 т. Отсутствие громоздкой кабины также уменьшало на 3 м диаметр самолета и на 4 м — длину, что позволяло создать аэродинамически более совершенный планер по типу «летающее крыло». Однако в ВВС проект поддержки не нашел: считалось, что беспилотный самолет не в состоянии обеспечить маневр, необходимый в создавшейся конкретной обстановке, что приводит к большей поражаемости беспилотного аппарата.

Пляжный бомбардировщик

Наземный комплекс обслуживания атомных самолетов представлял собой не менее сложное сооружение, чем сами машины. Ввиду сильного радиационного фона практически все работы были автоматизированы: заправка, подвеска вооружения, доставка экипажа. Атомные двигатели хранились в специальном хранилище и монтировались на самолете непосредственно перед вылетом. Мало того, облучение материалов в полете потоком нейтронов приводило к активации конструкции самолета. Остаточное излучение было настолько сильным, что делало невозможным свободный подход к машине без применения специальных мер в течение 23 месяцев после снятия двигателей. Для отстоя таких самолетов в аэродромном комплексе отводились специальные площадки, а конструкция самих машин предусматривала быстрый монтаж основных блоков посредством манипуляторов. Гигантская масса атомных бомбардировщиков требовала особых взлетных полос, с толщиной покрытия около 0,5 м. Ясно было, что такой комплекс в случае начала войны был чрезвычайно уязвим.

Именно поэтому под индексом М-60М параллельно разрабатывался сверхзвуковой гидросамолет с атомным двигателем. Каждый район базирования таких самолетов, рассчитанный на обслуживание 10−15 гидросамолетов, занимал участок побережья в 50−100 км, что обеспечивало достаточную степень рассредоточения. Базы могли располагаться не только на юге страны. В СССР был тщательно изучен опыт Швеции по поддержанию в 1959 году водных акваторий круглый год в незамерзающем состоянии. Используя несложное оборудование для подачи воздуха по трубам, шведам удалось обеспечить циркуляцию теплых слоев воды со дна водоемов. Сами базы предполагалось строить в мощных прибрежных скальных массивах.

Атомный гидросамолет был довольно необычной компоновки. Воздухозаборники были удалены от поверхности воды на 1,4 м, что исключало попадание в них воды при волнении до 4-х баллов. Реактивные сопла нижних двигателей, расположенные на высоте 0,4 м, в случае необходимости наполовину перекрывались специальными заслонками. Впрочем, целесообразность заслонок подвергалась сомнению: гидросамолет должен был находиться на воде только с включенными двигателями. Со снятыми реакторами самолет базировался в специальном самоходном доке.Для взлета с водной поверхности применялась уникальная комбинация выдвижных подводных крыльев, носовой и подкрыльевых гидролыж. Подобная конструкция на 15% снижала площадь поперечного сечения самолета и уменьшала его массу. Гидросамолет М-60М, как и сухопутный родственник М-60, мог находиться с боевой нагрузкой в 18 т на высоте 15 км более суток, что позволяло решать основные поставленные задачи. Однако сильное предполагаемое радиационное загрязнение мест базирования привело к тому, что в марте 1957 года проект был закрыт.

По следам подводных лодок

Закрытие проекта М-60 вовсе не означало прекращение работ над атомной тематикой. Был поставлен крест только на атомных силовых установках с «открытой» схемой — когда атмосферный воздух проходил напрямую через реактор, подвергаясь сильному радиационному заражению. Надо отметить, что проект М-60 начинал разрабатываться, когда еще не было даже опыта создания атомных подводных лодок. Первая АПЛ К-3 «Ленинский комсомол» была спущена на воду в 1957-м — как раз в год прекращения работ над М-60. Реактор К-3 работал по «закрытой» схеме. В реакторе происходил нагрев теплоносителя, который потом превращал воду в пар. Ввиду того, что теплоноситель постоянно находился в замкнутом изолированном контуре, радиационного заражения окружающей среды не происходило. Успех такой схемы во флоте активизировал работы в этой области и в авиации. Постановлением правительства от 1959 года ОКБ Мясищева поручается разработка нового высотного самолета М-30 с атомной силовой установкой «закрытого» типа. Самолет предназначался для нанесения ударов бомбами и управляемыми ракетами по особо важным малоразмерным целям на территории США и авианосным ударным соединениям на океанских просторах.

Разработка двигателя для нового самолета была поручена ОКБ Кузнецова. При проектировании конструкторы столкнулись с неприятным парадоксом — падением тяги атомного двигателя с понижением высоты. (Для обычных самолетов все было в точности наоборот — тяга падала с набором высоты.) Начались поиски оптимальной аэродинамической схемы. В конце концов остановились на схеме «утка» с крылом переменной стреловидности и пакетным расположением двигателей. Единый реактор по мощным замкнутым трубопроводам должен был доставлять жидкий теплоноситель (литий и натрий) к 6 воздушно-реактивным двигателям НК-5. Предусматривалось дополнительное использование углеводородного топлива на взлете, выходе на крейсерскую скорость и выполнении маневров в районе цели. К середине 60-го года предварительный проект М30 был готов. В связи с гораздо меньшим радиоактивным фоном от новой двигательной установки, существенно была облегчена защита экипажа, а кабина получила остекление из свинцового стекла и плексигласа общей толщиной 11 см. В качестве основного вооружения предусматривались две управляемые ракеты К-22. По планам подняться в воздух М-30 должен был не позже 1966 года.

Кнопочная война

Однако в 1960 году произошло историческое совещание по перспективам развития стратегических систем оружия. В результате Хрущев принял решения, за которые его до сих пор называют могильщиком авиации. По правде говоря, Никита Сергеевич тут ни при чем. На совещании ракетчики во главе с Королевым выступили куда более убедительно, чем разобщенные авиастроители. На вопрос, сколько времени требуется на подготовку вылета стратегического бомбардировщика с ядерным боеприпасом на борту, самолетчики ответили — сутки. Ракетчикам потребовались минуты: «Нам бы только гироскопы раскрутить». К тому же им не требовались многокилометровые дорогостоящие взлетно-посадочные полосы. Преодоление бомбардировщиками средств ПВО также вызывало большие сомнения, тогда как эффективно перехватывать баллистические ракеты не научились до сих пор. Вконец сразила военных и Хрущева красочно описанная ракетчиками перспектива «кнопочной войны» будущего. Результат совещания — самолетостроителям было предложено взять на себя часть заказов по ракетным темам. Все самолетные проекты были приостановлены. М-30 стал последним авиационным проектом Мясищева. В октябре ОКБ Мясищева окончательно переводится на ракетно-космическую тематику, а сам Мясищев отстраняется от должности руководителя.

Читать еще:  Ваз тахометр не работает двигатель троит

Будь авиаконструкторы в 1960 году более убедительны, как знать, какие бы самолеты летали сегодня в небе. А так, нам остается только любоваться смелыми мечтами в «Популярной механике» и восхищаться сумасшедшими идеями 60-х.

  • » onclick=»window.open(this.href,’win2′,’status=no,toolbar=no,scrollbars=yes,titlebar=no,menubar=no,resizable=yes,width=640,height=480,directories=no,location=no’); return false;» rel=»nofollow»> Печать
  • E-mail

Дата Категория: Транспорт

Вращающийся воздушный винт тянет самолет вперед. Но реактивный двигатель с большой скоростью выбрасывает горячие отработавшие газы назад и тем самым создает реактивную силу тяги, направленную вперед.

Типы реактивных двигателей

Существует четыре типа реактивных, или газотурбинных двигателей:

Турбореактивные;

Турбовентиляторные — такие, как используемые на пассажирских лайнерах Боинг-747;

Турбовинтовые, где используют воздушные винты, приводимые в действие турбинами;

и Турбовальные, которые ставят на вертолеты.

Турбовентиляторный двигатель состоит из трех основных частей: компрессора, камеры сгорания и турбины, дающей энергию. Сначала воздух поступает в двигатель и сжимается при помощи вентилятора. Затем, в камере сгорания, сжатый воздух смешивается с горючим и сгорает, образуя газ при высокой температуре и высоком давлении. Этот газ проходит через турбину, заставляя ее вращаться с огромной скоростью, и выбрасывается назад, создавая таким образом реактивную силу тяги, направленную вперед.

Устройство турбовентиляторного двигателя

Попав в турбинный двигатель, воздух проходит несколько ступеней сжатия. Особенно сильно вырастают давление и объем газа после прохождения камеры сгорания. Сила тяги, создаваемая выхлопными газами, позволяет реактивным самолетам двигаться на высотах и скоростях, намного превосходящих те, что доступны винтокрылым машинам с поршневыми двигателями.

Попав в турбинный двигатель, воздух проходит несколько ступеней сжатия. Особенно сильно вырастают давление и объем газа после прохождения камеры сгорания. Сила тяги, создаваемая выхлопными газами, позволяет реактивным самолетам двигаться на высотах и скоростях, намного превосходящих те, что доступны винтокрылым машинам с поршневыми двигателями.

Турбореактивный двигатель

В турбореактивном двигателе воздух забирается спереди, сжимается и сгорает вместе с топливом. Образующиеся в результате сгорания выхлопные газы создают реактивную силу тяги.

Турбовинтовой двигатель

Турбовинтовые двигатели соединяют реактивную тягу выхлопных газов с передней тягой, создаваемой при вращении воздушного винта.

Атомолёт: козырная карта холодной войны

В послевоенное время США и СССР одновременно начали разработку сверхсекретного проекта – самолёта на атомном двигателе. Новый атомолёт мог бы месяцами находиться в воздухе без дозаправки. Начинённый атомными бомбами, он становился идеальной машиной для убийства в случае мировой ядерной войны.

Борьба за расстояние

В послевоенное время мир захлестнула настоящая «атомомания». Атомной энергии находили всё новые и новые применения. Со дня на день ждали появления дешёвого электричества, автомобилей, поездов и прочего вида транспорта на атомной тяге. Существовал даже безумный проект ударить ядерными бомбами по полюсным ледовым шапкам, чтобы сделать климат планеты теплее.

Военная индустрия тоже возлагала большие надежды на атом. Изобретение атомной бомбы в корне меняло всю стратегию войны. Отныне можно было добиться победы, нанеся несколько точечных ударов по промышленным центрам противника. Оставалось дело за малым – добраться до них. Все важные стратегические объекты расположены далеко от границы в хорошо защищённом тылу, куда без дозаправки не мог долететь ни один бомбардировщик. И СССР, и США крайне нуждались в новом типе самолёта, способном преодолевать за раз десятки тысяч километров. Для осуществления этих задач был необходим совершенно новый тип двигателя. И здесь на помощь военным вновь пришёл атом.

Атомный двигатель по принципу действия намного проще реактивного. В случае последнего авиационное топливо сжигается за счёт кислорода, что вызывает быстрое нагревание воздуха. Такой нагретый воздух расширяется, и возникает сила, толкающая самолёт вперёд. Реактивный двигатель помогает достигать огромной скорости, но он потребляет и большое количество топлива, которое самолёт просто не в состоянии перевозить. Это либо существенно ограничивает дальность полёта, либо делает машину тихоходной, а значит, лёгкой мишенью для противника. Но атомному двигателю не нужны тонны топлива. Процесс сгорания кислорода заменяет тепло, получаемое от реактора. Проще говоря, для полёта атомолёту нужен лишь воздух да работающий реактор. Он может находиться в воздухе любое количество времени – месяцы, годы, не теряя при этом скорости. Это не только позволило бы атаковать дальние цели противника, но и давало возможность постоянно патрулировать воздушные границы и предупреждать внезапные атаки. Миру стало ясно – страна, которая первой построит атомолёт, победит в холодной войне.

Безопасность vs вес

За основу для атомолёта были взяты самолёты с высокой грузоподъёмностью, рассчитанные на дальнюю авиацию. Американцы выбрали модель самого мощного межконтинентального бомбардировщика, когда-либо создававшегося в США – Convair B-36, или «Миротворца». Он преодолевал расстояние до 13 тысяч километров. В СССР за основу взяли бомбардировщик-ракетоносец ТУ-95 и сверхзвуковой стратегический самолёт M-50 . Планировалось, что атомолёт будет иметь дальность полёта не менее 25 тыс. км при скорости 3000−3200 км/ч и высоте полёта 18−20 км.

Оставалось только создать атомный двигатель. Но, несмотря на простой принцип работы реактора, техническое решение оказалось неожиданно сложным. Было разработано два альтернативных варианта, каждый со своим ключевым недостатком.

Наиболее простым был так называемый «прямоточный двигатель». Холодный воздух поступал с одного конца, проходил сквозь маленькие отверстия внутри реактора, сильно нагревался и производил толкающую силу на другом конце. Всё бы хорошо, если бы не радиоактивное загрязнение воздуха при его проходе через реактор. То есть, атомолёт на прямоточном двигателе, каким бы ни была его защита от радиации, оставлял бы позади себя клубы радиоактивного воздуха. Это подвергало опасности не только экипаж, но и любую местность, которая пролегала вдоль пути такой машины.

Читать еще:  Что такое двигатель cas

Второй вариант был более экологичным. Предлагалось расположить реактор отдельно от двигателя. Он производил бы огромное количество энергии, которая передавалась бы двигательной системе за счёт горячих жидких металлов. Таким образом, воздух не проходил бы непосредственно сквозь реактор, и это решило бы проблемы выброса в атмосферу радиоактивных веществ. Но для этого было необходимо некое вещество, стоящее между воздухом и реактором, которое передавало бы тепло и отфильтровывало загрязнение. Для этой задачи идеально подходил свинец, но он утяжелял реактор настолько, что его было практически невозможно поднять в воздух, не говоря уже о достижении с ним сверхзвуковой скорости.

Атомный беспилотник

Итак, проблемы безопасности экипажа и вес реактора стали ключевыми для разработчиков атомолётов. Но им нашли решение. Конструкционное бюро Мясищева, которому было поручено сделать стратегический бомбардировщик с ядерной силовой установкой, подготовил проект M-60, в котором экипаж планировалось разместить в герметичной многослойной (преимущественно свинцовой) капсуле, составлявшей 25% процентов от веса всего самолёта, то есть, порядка 60 тонн. Отсутствие визуального обзора планировалось компенсировать оптическим перископом, а также телевизионными и радиолокационными экранами.

Правда, вскоре стало ясно, что управлять 250-тонной машиной, оснащённой ядерным реактором, примкнув к окуляру перископа, было весьма опасной затеей. Поэтому команда Мясищева вначале оснастила самолёт автоматической системой вождения, которая обеспечивала взлёт, набор высоты, заход на цель, наведение, возвращение и посадку, а потом они и вовсе отказались от наличия экипажа, предложив первый в мире проект атомного беспилотника.

Но дрон с ядерным реактором слишком опередил своё время. В армии сочли беспилотник слишком опасной новинкой, уязвимой для противника. К тому же, такой бомбардировщик после одного полёта должен был «фонить» ещё пару месяцев, что делало невозможным его техническое обслуживание.

Чернобыль в небе

Следующий проект Мясищева, атомолёт М-30, предполагалось оснастить безопасным и компактным ядерным двигателем закрытого типа. Но его нужно было ещё создать. Разработку поручили конструкционному бюро Кузнецова. Главной проблемой был размер реактора. В отличие от атомных реакторов ледоколов и субмарин, которые не имеют ограничения по размеру и весу и потому огромны, реактор атомолёта должен был быть минимальным по своим габаритам. По словам эксперта и участника проекта Анатолия Трянова, лишний килограмм двигателя увеличивал вес всего самолёта на три и больше килограмм. Генеральный конструктор авиапрома СССР Андрей Туполев постоянно критиковал разработчиков: «Ваш реактор похож на огромный дом, так знайте же, что дома по воздуху не летают».

В бюро объявили настоящую войну каждому грамму лишнего веса реактора. Тому, кто решит эту проблему, обещали денежную премию. В итоге выход был найден. Ядерный реактор получился размером с небольшой шкаф. Даже сам Курчатов, отец атомной бомбы, при виде реактора не поверил в его подлинность: «Это не может быть реактор, вы показываете мне макет».

Новинку вывезли на испытательный полигон в Семипалатинск. Но после ряда экспериментов выяснилось, что даже тот вариант реактора, который создатели считали наиболее безопасным, представляет большую опасность для атмосферы и окружающей среды из-за радиоактивных выбросов. К тому же, самолётам свойственно падать. А урана в реакторе атомолёта было не меньше, чем на чернобыльской АЭС. Сама мысль о том, что по небу летает ядерный реактор, который когда-то может упасть, была неприемлемой.

Роковой 60-й

Что в Америке, что в СССР проекты атомолётов были закрыты по одной и той же причине – внимание военных переключилось на более приоритетные разработки. В США это были первые атомные подлодки, в СССР на атомной авиации поставили крест ракетчики.

В 1960 году в Москве прошло особо важное совещание по перспективам развития стратегических систем оружия. На вопрос, сколько времени нужно, чтобы поднять в воздух стратегический бомбардировщик с ядерным припасом на борту, авиаконструкторы ответили: «сутки», а ракетчики ограничились минутами: «Нам бы только гироскопы раскрутить». К тому же ставилась под сомнение возможность атомолётов прорваться сквозь систему ПВО противника, в то время как баллистические ракеты не научились перехватывать и сегодня. У ракётчиков был ещё один козырь – они сумели убедить руководство, что стоят на пороге создания «абсолютного оружия», атомного спутника, который мог бы постоянно кружить вокруг земли с ядерным грузом, и по одному нажатию кнопки бросал бы его на нужную цель. Так перспектива «кнопочной войны», представленная Никите Хрущеву ракетчиками, поставила точку на советских атомолётах. По итогам совещания все перспективные проекты атомолётов были закрыты, а бюро Мясищева переквалифицировано на ракетно-космическую тематику.

Охотник за атомными подлодками

И всё-таки даже после рокового совещания у разработчиков атомолётов ещё теплилась надежда, что их трудам найдётся достойное применение. Проект был частично воскрешён с появлением в этом же году американских «поларисов» – двухступенчатых твёрдотопливных баллистических ракет, размещавшихся на атомных подводных лодках. Была высказана идея о создании атомолёта Ан-22ПЛО – охотника за подводными лодками, который мог бы неделями барражировать над местом, где лодки скрывались под водой, и в случае пуска ракеты – топить их. Но и на этот раз вмешалась политика. С конца 60-х годов в отношениях между СССР и США началась разрядка. Необходимость в «охотниках» отпала, тем более что против атомолётов выступал министр авиационной промышленности Пётр Дементьев, считавший этот проект слишком амбициозным. Судьба атомолётов в СССР была решена. Но идея создать самолёт, способный находиться в воздухе практически неограниченное время, осталась. В начале XXI века Америка заявила о начале работы над беспилотником, оснащённым ядерным двигателем. И несмотря на то, что проекту пока не дали ходу, кто знает, возможно, эра атомолётов уже не за горами.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector