0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что такое дефолт двигателя

«Смысл происходящего виделся так: взяли и не отдали»

Для каждого номера Weekend в рамках проекта «Частная память» мы выбираем одно из событий 1953-2013 годов, выпавшее на эту неделю. Масштаб этих событий с точки зрения истории различен, но отпечатавшиеся навсегда в памяти современников они приобрели общее измерение — человеческое. Мы публикуем рассказы людей, чьи знания, мнения и впечатления представляются нам безусловно ценными.

17 августа 1998 года
Дефолт в России

Что дело труба, стало понятно 14 августа, когда Ельцин, оказавшийся с визитом в Новгороде, заявил под камеру: «Девальвации нет и не будет, это я заявляю твердо и четко!» (точно так же сейчас, когда очередной Росздравнадзор заявляет, что россиянам совершенно не угрожает лихорадка Эбола, почему-то появляется твердая уверенность, что скоро мы все умрем в страшных корчах). Бежать за спичками и керосином было глупо, снимать с банковского счета нехитрые накопления — как-то лень, ну и потом, когда вам немного за двадцать, есть вещи поважнее, чем девальвация.

Отношение к 90-м сильно зависит от того, сколько тебе в 90-е было лет. Я помню, как узнал о павловской денежной реформе — зимним вечером в Оптиной пустыни, куда мы с друзьями поехали в поисках то ли просветлений, то ли приключений. Помню пустые прилавки летом 91-го и старушек с сырокопченой колбасой, выстроившихся вдоль Тверской год спустя. Помню акции фонда «Олби-дипломат», купленные на средства от продажи ваучера и обещавшие неслыханное богатство. Но денег, которые нужно было поменять в сберкассе и на которые можно купить сервелату, на тот момент в кармане не было, и то, что они не появились после перспективного вложения в инвестфонд,— тоже не особо расстраивало: нет, и не надо, было весело и так. Когда земля уходит из-под ног — страшно, только если она под ногами была: для людей постарше 90-е оказались бесконечным падением в пропасть — едва зацепился за кочку, и снова под пальцами осыпается грунт; для публики порасторопней — авантюрным сериалом, где герои за полчаса экранного времени перепрыгивают из дворца в темницу и обратно. Я запомнил август 98-го как странное приключение, уместившееся между первым в России концертом The Rolling Stones и первым же приездом Depeche Mode.

14 августа Борис Ельцин объявил, что девальвации рубля не будет. У банков стали появляться первые очереди вкладчиков, желающих вернуть депозиты.

Фото: Ivan Sekretarev, AP

Нового в этом сюжете было меньше, чем привычного: в сущности, самыми необычными были термины «дефолт» и «девальвация» — но и без лишних объяснений было понятно, что означают они хорошо знакомое «денег нет». Вернулись очереди — уже не в гастрономы, но в обменники, пока дойдешь до окошка, цифры на табличке с курсами могли несколько раз поменяться, и всегда в неприятную сторону. Нехитрый вклад на черный день в Мост-банке за секунду превратился в ничто — точно так же, как за шесть лет до этого родительские деньги на сберкнижке (к чести «Моста», пусть медленно и со скрипом, но он все вернул — чего нельзя сказать о государстве с его сберкассами). Знакомый испанец, оставшийся в Москве после университета, услышал в новостях про невыплаты и банкротства, собрал все имевшиеся в доме деньги, пошел в первый попавшийся магазин и купил, что было — магазином оказался «Дом ткани» на Ленинском, а досталось ему 50 метров тюля. «Теперь я стал настоящим русским»,— хвастался испанский друг. Другой знакомый еще при первых раскатах грома пошел забирать деньги из банка «СБС-Агро», ему предложили указать причину досрочного изъятия вклада, он честно написал: «Недоверие к российской банковской системе». Денег ему не дали.

Если не вникать в тонкости погашения ГКО, смысл происходящего виделся именно так: взяли и не отдали. Волшебное слово «дефолт» отменило все обязательства — можно не возвращать долги, не заплатить зарплату, отрубить от сети банкомат: вы же понимаете, дефолт. Толпившиеся у касс обманутые вкладчики, незнакомые с условиями реструктуризации госдолга, перемывали кости владельцам финучреждений, которые, по общему мнению, уже рванули через границу, прихватив с собой, в буквальном смысле слова, банк — что не всегда было справедливо: могущественный владелец Инкомбанка Виноградов, например, по итогам кризиса растерял все могущество, переехал в съемную двушку, а после умер от инсульта. Но большинство как-то выкрутилось — и вкладчиков это тоже касается. Всеобщее обнуление обязательств позволило сбросить то, что давно опротивело, но за что платили: хит лета-98 «Я куплю тебе новую жизнь», лирический герой которого убалтывал девицу, обещая взять ее на содержание, оказался в известном смысле пророческим — новую жизнь по итогам того августа приобрели себе многие, причем за минимальный бюджет (и без интима). Спустя полгода после кризиса практически одновременно в Москве появились клубы «ОГИ» и «Китайский летчик» (и вообще жанр интеллигентских распивочных), а также русское MTV, «Наше радио» и журнал «Афиша», на чьих экранах и страницах возникли Земфира и Шнуров, лишившиеся в кризис непыльной работы на радио и ставшие в итоге единственными большими рок-звездами 2000-х. Москва перестала быть городом, где удобно жить только бандитам в черных джинсах Versace, при всех лужковских выкрутасах она постепенно стала подстраиваться под остальных живущих в ней людей. Можно было бы вспомнить еще подъем агропрома, случившийся из-за взлетевших цен на импорт, и провести оптимистические параллели с сегодняшним днем — но где-то здесь параллельные прямые начинают расходиться.

Читать еще:  Двигатель андория 4ст90 схема

18–20 августа курс доллара вырос с 6,2 до 10 рублей. В обменниках закончилась валюта. Цены на импортные товары выросли в несколько раз

Люди, которым внезапно все стало можно, вряд ли поймут людей, которым заранее ничего нельзя, и туристы, поехавшие бродить по крымским горам, когда стало не хватать на Италию, мало похожи на отдыхающих, которых в приказном порядке отправляет в Крым начальство. Кризис 98-го дал понять, что финансовые пирамиды — это не МММ и «Хопер-инвест», а все государство в целом: чуть начало расползаться ее финансовое обоснование, как вся семибанкирщина, сдержки и противовесы, общественные договоры и социальные обязательства полетели в тартарары. Приближающийся кризис 2014-го наталкивается на пирамиду, которая от всех возможных бед только крепнет и каменеет — в основании ее не объем привлеченных средств, а набор разделяемых большинством представлений об устройстве мира. Как в старой кинохронике, где самолет братьев Райт подпрыгивает, подскакивает, силится оторваться от земли, но в итоге устало опускается на твердую почву — точно так же коллективное бессознательное, поднимавшееся на энергии всеобщих надежд и иллюзий, успокоенно свалилось в колею вековых архетипов: мы самые особенные, все зло от заграницы, кругом враги; и на этом топливе можно пробираться по бездорожью не один десяток лет. Единственная обваливающаяся на глазах пирамида — пресловутая пирамида Маслоу, оправдывавшая в 2000-е все концепции малых дел: чуть насытившись и успокоившись, новые обманутые вкладчики забили на стремления к знаниям, добру и красоте — и с энтузиазмом обустраиваются на третьей ступеньке пирамиды: принадлежность к общности.

Остается завидовать сегодняшним двадцатилетним: им это пережить будет гораздо легче.

Чем грозит дефолт?

Судьба людей, попавших в «долговую яму» решается в законодательном порядке. Обычно государство встаёт на защиту граждан, однако на ситуацию определяет договор заёмщика с займодателем. Если залогом кредита выступало любое имущество, то результатом погашения долга станет его конфискация в пользу кредитора. Если денег на погашение нет, должник объявляется неплатёжеспособным.

Чем грозит дефолт для предприятий? Они начинают процесс банкротства. Итог – полная либо частичная продажа организации и разделение полученных от продажи средств между кредиторами.

Читать еще:  Двигатель td27 и его характеристики

В случае дефолта по ссудам возможность получения нового кредита снижается до нуля. Последствия суверенного дефолта – невыплата огромному количеству людей, безработица, нестабильная экономика, убыток производств, снижение доходов граждан.

Выжить и работать

Его самый большой дом на земле – Областная клиническая больница № 1, которую он возглавил в 1996 году. У огромной больницы было большое прошлое, тяжёлое настоящее и весьма призрачное будущее. Были стены, этажи, палаты, оборудование, врачи. Не было единой цели, задачи. И он её нашёл, объединил всех, вдохновил, убедил. Самая крупная клиника Среднего Урала обрела второе дыхание: врачи поехали учиться, стала развиваться прикладная и фундаментальная наука, набирались сил и знаний для казавшихся невозможными прежде операций. Открыли сосудистое отделение, первое на Урале отделение аритмологии, построили новый корпус, поставили на поток кардио­хирургические операции, сделали обыденной малоинвазивную хирургию, купили единственного в России робота в белом халате – Да Винчи.

«Мы жили неважно, но все были талантливы. Основная задача руководителя – создать условия, чтобы все раскрылись, объединить, дать возможность проявиться. И взять при этом ответственность на себя. Российская медицина воспитывалась на романтике: талантливый хирург выходит из операционной после сложнейшей операции, вытирает пот со лба. А медицина – не романтика. Это «шахтёрский» труд с огромными физическими и психоэмоциональными нагрузками, затратами, постоянным напряжением и перенапряжением. Я себя реализовал полностью. Сделал то, чего даже не ожидал. Я ведь, когда пришёл работать, хотел одно – спасти больницу. 1996-й год – страшное время. Дефолт в 1998-м. Для кардиохирургии оксигинаторы на стерилизацию возили в Тюмень. Операции на сердце были единичные. Любили ли меня в больнице? Не знаю. Любовь для начальника – сомнительная вещь. Поддержка важнее. Я жил с ощущением, что она у меня была, все судьбоносные вопросы мы решали вместе». За десять «самборских» лет провинциальная больница стала не просто ведущей клиникой Урала и Сибири, но и авторитетнейшим лечебным учреждением России.

Google предполагает, что вам это будет интересно

Как отметил в рамках онлайн-конференции «Авиационное РЕфинансирование и лизинг» представитель Embraer, предыдущие кризисы показали, что сегмент региональных перевозок восстанавливается быстрее. Поэтому, вероятнее всего, в ближайшем будущем спрос на региональные самолеты может увеличиться. В частности, у Embraer без изменений остается программа разработки самолета E175-E2 (ранее его ввод в эксплуатацию был намечен на 2021 г.).

Комментируя отмену сделки по созданию совместного предприятия с Boeing, представитель бразильского авиастроителя, ссылаясь на официальный пресс-релиз компании, отметил, что Embraer разочарован решением американского авиастроителя: «В нашем случае речь шла о том, как сделать нашу компанию сильнее. Для нас это не был вопрос выживания, как в случае символической продажи [Airbus] программы CSerias за один доллар. Мы являемся третьим по величине мировым авиапроизводителем, у нас хватает ликвидности, у нас хорошая линейка самолетов».

В России и СНГ сегодня эксплуатируется порядка 70 пассажирских самолетов Embraer. Часть из них, несмотря на существующие ограничения в авиасообщении, продолжает полеты. Так, рейсы на самолетах Embraer продолжают выполнять российская авиакомпания S7 Airlines, а также белорусский перевозчик «Белавиа» (на декабрь 2020 г. по-прежнему намечена поставка первого из трех E195-E2 в парк авиакомпании). С 1 мая между Нур-Султаном и Алма-Атой планирует возобновить полеты Air Astana на Е190-E2.

Как рассказал директор департамента по работе с крупнейшими клиентами компании «Сбербанк Лизинг» Павел Пискун на онлайн-конференции «Авиационное РЕфинансирование и лизинг», с некоторыми клиентами кредитные комитеты пройдены и компания готовится к подписанию дополнительных соглашений к договорам, с другими еще ведутся переговоры. Историю с реструктуризацией соглашений «Сбербанк Лизинг» планирует закончить к концу мая — началу июня. Компания понимает, что дефолт договоров с авиакомпаниями с последующим изъятием и ремаркетингом самолетов в текущих условиях невыгоден лизингодателю. Все авиаперевозчики в мире сейчас находятся в одинаково плачевном состоянии, и самолеты, и так простаивающие на стоянках, никому не нужны. Поэтому компания готова рассмотреть вариант продления «хвостов» платежей на более длинный срок, чем с 2020 на 2021 г.

Читать еще:  Двигатель ваз 21124 инжекторный 16v характеристики

«Поддержание ВС в работоспособном состоянии при качественном хранении текущим лизингополучателем, несмотря на то что он испытывает трудности с оплатой лизинговых платежей, — это лучший сценарий, чем жесткий вариант с изъятием и ремаркетингом самолета. Ремаркетинг в 2020 г., я думаю, закрыт полностью. Рынок вряд ли восстановится до конца года, — сказал Пискун. — Единственный элемент лизингового платежа который мы оставляем, — это резервы технического обслуживания. Наша техническая служба ежедневно обновляет статус по количеству припаркованных ВС; активно взаимодействуем с клиентами в части их техслужб в отношении того, как выполняются программы поддержки или консервации самолетов».

По оптимистичной оценке, озвученной заместителем исполнительного директора Ассоциации эксплуатантов воздушного транспорта (АЭВТ) Борисом Шокуровым на онлайн-конференции «Авиационное РЕфинансирование и лизинг», объемы авиаперевозок на ВВЛ в России в 2020 г. могут упасть на 56%, до 31 млн чел. То есть до уровня 2008 г. О международных перевозках «можно забыть», добавил эксперт.

За апрель падение объемов пассажирских перевозок в стране составило около 92%. В последние четыре недели авиакомпании летали с загрузкой ВС порядка 27%. Даже те рейсы, которые выполняются, накапливают убытки для перевозчиков. Как заявляет Шокуров, российские авиакомпании нуждаются в живых деньгах. Он напомнил, что в 2018 г. операционные убытки авиаотрасли составили 51 млрд руб., в 2019 г. — 40 млрд руб.

Гендиректор авиакомпании «КрасАвиа» Андрей Егоров отметил, что любые отсрочки по платежам, включая лизинговые, и кредиты неприемлемы в качестве поддержки для авиакомпаний, работающих на таком высококонкурентном и маломаржинальном рынке. Перевозчики не смогут вернуть эти средства, считает топ-менеджер. Необходим пересмотр ставок лизинговых платежей — в частности, для ВС, летающих с малой интенсивностью.

Соответствующий прогноз озвучил гендиректор «ВТБ Лизинг» Дмитрий Ивантер в рамках онлайн-конференции «Авиационное РЕфинансирование и лизинг», проводимой ATO Events сегодня, 30 апреля. Прогноз основан на показателях, зафиксированных в прошлые крупные кризисы (11 сентября 2001 г.; мировой кризис 2008 г.), когда рыночные цены на ВС снижались в среднем на 15–20%.

Больше всего от текущего кризиса пострадал сегмент широкофюзеляжных самолетов — в предыдущие кризисы их остаточная стоимость также снижалась больше всего. Например, для Airbus A330-300 снижение составляло 9–22%. Быстрее всего до докризисного уровня восстановится стоимость самых популярных и распространенных ВС в мире — узкофюзеляжных Boeing 737 и Airbus A320. Еще одним защищенным и интересным для лизингодателей классом ВC, по мнению Ивантера, сегодня являются самолеты типа A220.

С 4 мая все пассажиры авиакомпаний группы будут обязаны иметь при себе маску, закрывающую рот и нос. Так группа Lufthansa намерена обеспечить выполнение официальных предписаний многих европейских стран, в которых ношение маски в общественных местах теперь является обязательным.

Рекомендовано использование многоразовой тканевой маски, но пассажиры также могут прикрывать лицо другими способами, например с помощью одноразовой маски или шарфа. Все бортпроводники, работающие на рейсах группы Lufthansa, также будут носить маски.

Пока требование о ношении маски будет действовать до 31 августа 2020 г. Lufthansa также отменяет правила, запрещающие размещение пассажиров на соседних креслах в экономическом и улучшенном экономическом классах. Тем не менее в связи с текущим снижением пассажиропотока авиакомпании группы продолжат рассаживать клиентов по салону с обеспечением максимальной дистанции между людьми.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector